ЗООМИР
zoomir.ru
ЗООМИР
Мой друг собака
Добрые руки
Вход для зарегистрированных пользователей
ЗАРЕГИСТРИРОВАТЬСЯ
Войти через
НАВЕРХ
Питомники


Персона месяца
Николай Валуев: «Мой Йети – путешественник с рождения!»
Чемпион мира по боксу и депутат Госдумы РФ Николай Валуев совмещает в своей жизни многое, что...
читать далее
Звёздные питомцы от А ДО Я
Добрые руки
Оглавление раздела
11.05.2015.

Главврач «Лесного приюта»

Ольга Никольская
Фото Сергей Нестеров

 

Несколько лет назад уже довольно востребованный ветеринар Валерий Космачёв забросил частную практику и переехал из Москвы в «Лесной приют». За много километров от МКАД. Переехал, чтобы там жить и лечить местных животных. Почему он на это решился, как ему живётся вдали от цивилизации, а также о тонкостях своей профессии и специфике работы в приюте он рассказал нам в интервью.

 

На хозяйстве

Вместе с Валерием у ворот «Лесного приюта» нас встречают Мишка, Мушка, Жуля и ещё пара совершенно счастливых собачонок. Сразу идём поздороваться с остальными. Муня, Коровка, Волчок, Том, Альма — мы их помним ещё с первой встречи, когда снимали репортаж о приюте. Прошло полгода. Многие за это время обрели новых хозяев. Сегодня на их местах виляют хвостами другие животные — вольеры в этом образцовом приюте долго не пустуют. Порядка 80 собак, около 60 кошек плюс козы, вороны, кролики, мыши. Пока директор «Лесного приюта» Анна Тукацинская в отпуске, Валера на хозяйстве за главного. Работа фактически в режиме нон-стоп: обход, кормёжка, осмотр, плановые процедуры, прогулки.

— Как же вы справляетесь один с ними со всеми?
— Да я не один тут, конечно. Как минимум ещё два человека всегда в приюте, кроме меня. И волонтёры приезжают, не бросают нас, спасибо им большое. Хотя, конечно, хотелось бы побольше времени в сутках.

— Как же получилось, что вы в приют жить переехали?
— Судьба так повернулась. Мы познакомились с Аней, когда приюта ещё не было, — я приезжал делать прививки её собакам. Затем года два ездил уже в организованный ею приют раз в неделю — лечил животных. Но потом понял, что всем удобнее будет, если я тут останусь. Я вообще-то всегда мечтал жить в деревне, так что был даже очень этому рад. 

 


Ещё больше этому была рада Анна Тукацинская. Ни одной клинике она не доверяет так, как Валере. И, как мы убедились на месте, не она одна. Во время нашей беседы в приют влетела женщина с умирающей кошкой на руках: «Спасите-помогите!» Разговор продолжаем в операционной: Валерий осматривает животное и готовит капельницу. 

— Никогда не отказывались от лечения в каких-то сложных случаях?
— Да нет. Только если вижу, что не справлюсь сам с проблемой. Тогда я оказываю первую помощь и отправляю в клинику. Но в принципе все ситуации отработаны: стараешься просто как можно быстрее стабилизировать состояние животного.

— А основная функция приюта, по-вашему, какая?
— Временная гостиница, где животное может прийти в себя, подлечиться и дождаться своего хозяина. Ничего не может быть лучше, чем свой дом. Найти его для каждого из них — наша главная задача. Слава Богу, удаётся пристраивать порядка 100—150 животных в год. Причём даже самых сложных. Был, например, у нас пудель жутко агрессивный, всех тут перекусал. И вот как-то его забрали. Через месяц звонит хозяйка, говорит: чудо-животное, никого ни разу не укусил. Просто пёс почувствовал, что к нему проявили любовь.

— А свои животные есть у вас?
— Да, две кошки сюда мои со мной приехали — Василиса и Башмак. И собак Мушку с Мишкой (те самые, которые встречали у ворот. — Прим. авт.) я считаю своими. Если вдруг буду переезжать куда-то отсюда, заберу их с собой.

А ещё у Валеры была любимая Элис — лиса, которую он спас. «Однажды нам позвонили из одной питерской клиники, — рассказывает Анна, — и попросили приютить несчастную лису без лапки — девать животное им было совершенно некуда. Но лисе повезло — Валера помчался за ней в Питер. Привёз, выходил. Эта Элис жила у нас какое-то время, пока не окрепла, не сделала подкоп и не убежала. Потом, кстати, Валера видел её в ближайшем нашем лесу. Прижилась, стало быть, выздоровела. Иначе и быть не могло: Валера всех вылечивает».

 


C директором приюта Анной  Тукацинской и лисой Элис

 

Всё из детства 

Тем временем Валерина пациентка под капельницей начинает немного оживать: переворачивается на другой бок и даже подаёт голос. 

— Как вы вообще пришли в ветеринарию? С чего всё началось?
— Дома у нас всегда были собаки, кошки. Любмая игра была — в доктора. Тогда, правда, больше хотелось лечить людей. Но в медицинский поступить не получилось, а старший брат у меня ветеринар, он и предложил пойти по его стопам, поступить в Скрябинскую ветакадемию. В России лучше ничего нет. Правда, там нет специализации — в этом плане мировые ветеринарные вузы ушли далеко вперёд. 

— Специализация в ветеринарии настолько принципиальна?
— Да, очень. У нас в ветеринарии нет никаких ординатур, интернатур. Каждый совершенствуется, как хочет. Да и общий уровень подготовки оставляет желать лучшего. К нам на практику в приют приходят выпускники той же академии, разных ветколледждей, с пятёрками по анатомии, но знаний ноль. Был случай, когда я делал вскрытие при них (щенок у нас умер, надо было понять, от чего), так стажёры не могли назвать ни одного органа. И это будущее поколение ветеринаров! Страшно становится. А какие рекомендации по лечению приносят из ветклиник — иной раз я в шоке. И ведь всякие лекции, конференции у нас проходят, можно и за границу ехать учиться, но, к сожалению, мало кого это интересует.

— А в чем проблема? Почему у нас всё так грустно?
— Да потому что не хотят дети учиться. Зачем учиться, если есть компьютеры, игрушки, экзамены все продаются… Хотя учителя-то есть. 

— А вы своим учителем в профессии кого считаете?
— Брата и его жену. Они — врачи от Бога. Очень многих научили. У них своя клиника в Балашихе, их там все знают.

— Что значит «врач от Бога», как это понимать?
— Две вещи должны быть: врачебная логика, без которой невозможно диагностировать, и чутьё — когда доктор способен предчувствовать, как поступить, что за состояние у животного, чем вызвано.

— Страшно бывает?
— Самый большой страх — погубить животное, но, к сожалению, никто не застрахован от врачебных ошибок.

— Хозяев часто приходится успокаивать?
— Если привозят животное, которое умирает, надо его сразу спасать, успокаивать некогда. А когда у животного болезнь — да, приходится разговаривать. Но я всегда слегка пугаю обычно, чтобы хозяин понял, что здоровье животного — это серьёзно.

— Конфликты случаются?
— Если только с самим собой.

 

 

Любовь без фанатизма

— Был момент, когда поняли, что ветеринария — уже дело жизни?
— Когда пришёл к брату в клинику работать. Там я быстро понял, что ответственность у врача, который лечит людей, гораздо выше. Я за животных очень переживаю. Но, как подумал, какую ответственность нужно нести за человека, какую силу иметь, сколько знать всего, понял: как хорошо, что я ветеринар.

— Но перед животными ведь тоже ответственность?!
— Конечно. Но всё же это животные. Хотя отношение к ним, как к людям, сплошь и рядом. Иногда приезжаю на вызов — болеет собака, а хозяйка говорит: «Да лучше б муж заболел!» Разве можно так?! Человек — высшее творение Бога. Я никогда животных не обижу, но человек всегда для меня важнее. А ведь есть зоозащитники, которые людей просто ненавидят. Но судить их за это тоже нельзя.

— Остались какие-то неизученные темы в ветеринарии?
— Конечно. Невозможно быть врачом по всем болячкам и делать любые операции. Это неправильно. Таких докторов в принципе нет. Я занимаюсь терапией и самыми простыми операциями. Да, какая-то своя тактика лечения у меня есть, есть наработки определённые. Я могу помочь животному экстренно, но я не врач-реаниматолог. К тому же мы не работаем тут круглосуточно: нет такой практики, как в клиниках. Поэтому обязательно надо заставлять себя читать профлитературу, изучать новые методики. Иногда за границей удаётся с коллегами пообщаться, это тоже очень ценно.

— На себя остаётся время?
— Конечно. Не такой уж я трудоголик. Когда чувствую, что сил больше нет, беру отпуск и куда-то еду. Очень люблю путешествовать. Недавно вот в Исландии был.

 


— Давайте напоследок практический совет дадим: как сохранить здоровье своей собаке? Есть какие-то методы профилактики?
— Они классические: гулять хотя бы два раза в день минимум по часу, не перекармливать, следить за здоровьем, от блох каждый сезон обрабатывать, вовремя прививать. Но главное — любовь. Любить их надо. Но правильной любовью. Не ставить животных на одну ступеньку с человеком, не очеловечивать. Из-за этого кошки и собаки даже болеть начинают. Просто любить. И про людей не забывать. Тогда всё хорошо будет.

***

Хочется верить, что хорошо всё будет и с больной кошкой, которую Валера спасал у нас на глазах. За время интервью содержимое капельницы закончилось, и пора было принимать решение о дальнейшем лечении. Отвлекать больше доктора мы не стали.

 

 

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
КОММЕНТАРИИ
ВСЕ ПОРОДЫ собак
ОТ А ДО Я
Размер
РАСШИРЕННЫЙ ПОИСК