ЗООМИР
zoomir.ru
ЗООМИР
Мой друг собака
Добрые руки
Вход для зарегистрированных пользователей
ЗАРЕГИСТРИРОВАТЬСЯ
Войти через
НАВЕРХ
Питомники


Персона месяца
Николай Валуев: «Мой Йети – путешественник с рождения!»
Чемпион мира по боксу и депутат Госдумы РФ Николай Валуев совмещает в своей жизни многое, что...
читать далее
Звёздные питомцы от А ДО Я
Добрые руки
Оглавление раздела
01.08.2013.

Кожуховский приют: история возрождения

Ольга Никольская
Фото Сергей Нестеров

 

Из всех московских приютов Кожуховский — самый крупный: в нём проживают около 2400 собак и 60 кошек. Плюс щенки и котята. Хоть немного снизить плотность населения здесь главная задача. Потенциальных хозяев и волонтёров чем только не привлекают. Есть в «Кожухове» даже свой Путин (так пса назвали — говорят, похож уж больно).

 

До и после

На экскурсию по огромной собачьей территории нас ведёт исполнительный директор Кожуховского муниципального приюта Наталья Курмелева. Она здесь с самого начала.

— Наш приют — один на Восточный округ, — рассказывает Наталья. — Собаки сюда попадают с улицы по отлову. Процесс такой: где-то появляется бездомное животное — это может быть бывший домашний питомец или собака, которая мигрирует в поисках еды, — а по закону на улицах города такого быть не должно. И вот муниципальные службы ГУ ИСа (Государственное казённое учреждение «Центр координации деятельности госучреждений инженерных служб административных округов и районов Москвы». — Прим. авт.) направляют в приют заявку о том, что по такому-то адресу замечено безнадзорное животное. Наша команда ловцов приезжает и забирает его. И это процесс бесконечный: приют работает пятый год, а приток животных не прекращается. При этом мы не имеем права принимать их от людей, которые просто хотят отказаться от своей собаки или кошки.

 


Ежегодно на право управления приютом проводится тендер. Предыдущие 4 года его выигрывала одна и та же компания, с которой всем было очень тяжело. Здесь умирало по 300 собак в год. У них не хватало самого элементарного, даже не было тента над прогулочной зоной, как мы ни умоляли руководство об этом. В жару животные просто падали от теплового удара. В приют никого не пускали, а если и пускали, то только со справками из психдиспансера. Животные просто стали забывать, кто такие люди. Это была жуткая и очень долгая история. И только благодаря волонтёрам, которые каким-то образом прорывались, многим собакам всё-таки удалось выжить. Они и лечить помогали, и кормили, и пищу горячую привозили…

Услышать такой рассказ мы, признаться, никак не ожидали. Да, о тяготах и нуждах кожуховских животных действительно говорили много и повсюду — даже о том, что под предлогом сбора средств для них орудовали мошенники. Но услышать всю эту страшную правду о прошлом Кожуховского приюта от его нынешних сотрудников, безусловно, важно. И это свидетельствует, пожалуй, о главном: им больше некого бояться — ни людям, ни собакам.

 


— Да, к всеобщей нашей радости, власть в приюте сменилась, — продолжает Наталья. — В этом году пришла новая управляющая компания, и сразу всем нашим животным стало легче. Приют открыли для волонтёров. Их сейчас 130 человек, которые буквально бьются за каждую собаку. У нас свой стационар с ветеринарами, операционная, аппарат УЗИ, есть даже хоспис для старичков. В ближайших планах — взять в штат кинолога, который будет заниматься с нашими животными, социализировать их, приучать к поводку, ведь найти дом такой собаке гораздо проще. Но даже без кинолога у нас порядка 25 собак пристраиваются каждый месяц. Огромное спасибо за это волонтёрам, которые и готовят к этому животных, и рекламируют их на нашем сайте.
 


Одновременно с новыми управленцами в приют пришли и общественники — деятели культуры и искусства. Они не занимают тут никаких штатных должностей, не просят ни у кого денег, а решают конкретные проблемы. Среди этих людей — поэт, член Союза писателей России Елена Иванова. 

— Я просто пытаюсь помочь людям, которые согласились тут работать, — поясняет Елена. — Потому что бездомные животные для меня — больная тема. К тому же у меня был некоторый опыт работы в зоозащитном движении. Когда я впервые приехала в этот приют, испытала ужас и поняла, что надо срочно что-то делать. И вот каким-то чудом нам удалось найти финансовую организацию, которая согласилась нас поддержать на аукционе. И каким-то чудом нам удалось выиграть этот аукцион. За короткий срок ситуация в приюте изменилась резко и однозначно в пользу животных. Огромную помощь оказывают волонтёры — потрясающие люди, которые все свои выходные посвящают животным. Спасибо им за это огромное! За эти полгода удалось уже немножко «отогреть» животных, начать лечить. Собаки чувствуют, что о них начали заботиться.

 

В тесноте, да не в обиде

Одной из первых, практически у входа, нас встретила собака Ластик. Точнее, не встретила — поприветствовала: эта белая дворняжка уже полгода не встаёт. Лежит в теньке, под навесом, на пелёнке около щенячьей клетки. Рядом — две миски: с кормом и водой. Место самое людное, практически местная проходная: общение — то немногое, что ещё способно радовать эту собаку. Садишься рядом с ней, треплешь за загривок, и Ластик преображается — в глазах появляются искорки удовольствия и благодарности.
 


Ластик.


— Она ведь у нас инвалид, — поясняет волонтёр Кожуховского муниципального приюта Лариса Едуш. – Ещё зимой её парализовало, совсем ходить не может, хоть и порывается периодически. Мы ей коляску соорудили под задние лапки, чтобы совсем не залёживалась. Но собака молодцом, долгожитель наш — лет 18 ей, не меньше, а какая воля к жизни! А как щенки её любят! Ох, как они по ней скачут, когда выпускаем их погулять. Ластик лежит и балдеет просто в эти моменты.

Такая вот энергетическая подзарядка. Однако мы идём дальше. Начинаются лабиринты вольеров: секторы А, В, С, D — порядка двух гектаров (!) сплошь собачьих жилищ. Никакой путаницы, все чётко: в одном вольере — карантинная зона, в другом — молодняк, в третьем — старички, здесь — агрессивные, там — матёрые «дички».

Удивительные истории здесь могут рассказывать и рассказывать. И почти каждая в голове укладывается с трудом.

— Был у нас прекрасный пёс Байкал, который дико плакал в вольере, скулил так, будто умолял: «Заберите меня отсюда», — вспоминает Лариса. — И мы за него просили ещё прежнее руководство, добились, чтобы переселили его в тёплый домик. Но тут неожиданно у него обнаружили рак, начала расти опухоль непонятно почему. Может, и от перемены места. Есть версия, что когда организм в состоянии стресса постоянно, он мобилизуется, а когда все хорошо — начинают вылезать всякие болячки… И вот собаку нашу разнесло, ветеринары не могли ничего сделать, давали сроку — неделю. Байкалу оставалось здесь просто тихо умирать. Но история не в этом — Байкала нашего забрали домой! Приехала женщина-волонтёр и влюбилась именно в эту собаку. Причём она, конечно, всё знала про его здоровье, всё видела сама. Но у неё была какая-то удивительная вера, что всё будет в порядке. Она забрала Байкала домой. И собака живёт, восьмой год уже ему! Более того, Байкал пошёл на поправку! Никто не может поверить до сих пор. Это чудо какое-то!

 


— А Мона! — добавляет Наталья. — У нас щенки как-то зимой заболели чумкой, еле-еле выходили их. И вот среди них была Мона — собачка, у которой после болезни остался сильнейший нервный тик, она не ходила практически. Но нашлись волонтёры, которые начали ею заниматься, выводить на прогулку, собака окрепла, начала ходить. Мону сфотографировали, разместили объявление на сайте — и буквально через две недели она уехала в семью. Потом фотографии присылали, мы любовались: на диване теперь спит наша Мона — сама запрыгивает! Хотя был период, когда стояла-то с трудом. Ещё один пример того, что, если собакой заниматься, можно добиться многого.

 

Грузите корм тоннами!

В день нашего приезда за воротами приюта разгружали две огромные фуры с сухим кормом: одна — для собак, другая — для кошек. И так, рассказали волонтёры, каждую неделю, а что делать — в день собаки тонну съедают!

– Вообще в приюте сейчас перенаселение, конечно, — констатирует Наталья. — Изначально он был рассчитан на 2250 собак. Однако из-за того, что никакого контроля за содержанием животных в квартирах пока у нас нет, к сожалению, проблему не решить. И приют по большому счету не выход: в этих клетках животным не жизнь, мы это прекрасно понимаем. Нам очень далеко пока до приюта европейского уровня, к которому, конечно, надо стремиться. Пока это, скорее, зона для содержания животных. Максимум, что могут сделать сотрудники, — убирать вольеры, кормить, иногда гулять, лечить и, конечно, пристраивать. Как бы ни было сложно, мы стараемся это делать. Часто приезжают люди — берут собак в деревню, в загородные дома. У нас ведь много крупных, дворовых собак, которые отличные охранники, и для них это счастье — жить при человеке и быть ему нужным.

 


Рекламируют своих собак в «Кожухове» по полной программе. Одни только клички чего стоят: Отелло, Путин, Пианист, Чёрный бумер, Хоттабыч, Элвис, Скубиду… Местные волонтёры говорят: чем оригинальнее кличка — тем больше вероятность того, что собаку заметят. Только в этом году из Кожуховского приюта забрали порядка 130 собак и 46 кошек.Но и это ещё не всё. Весной в Театре музыки и поэзии Елены Камбуровой впервые прошёл благотворительный концерт «Слово о котах и собаках» в помощь животным из Кожуховского приюта. Все произведения в этот вечер барды, поэты и музыканты посвящали исключительно им.

— С Еленой Камбуровой мы подружились давно, и она согласилась войти в попечительский совет Кожуховского приюта, — рассказывает Елена Иванова. — Создать этот общественный совет — наша ближайшая задача. Предполагается, что в него войдут известные деятели культуры и искусства. Уже дали согласие такие наши выдающиеся артисты, как Инна Чурикова, Евгений Миронов, Юлия Рутберг, Сергей Юрский. Мы хотим, чтобы эта система общественных советов распространилась по всем округам, чтобы люди знали, что происходит за воротами подобных учреждений.

 

Не секрет, что бюджетные деньги до собак просто не доходят. Когда-то была программа стерилизации (кастрации) бездомных животных с возвращением неагрессивных особей на места обитания. Было даже соответствующее постановление правительства Москвы. Собаки «держали» территорию, не пускали чужих — происходила естественная убыль. Эта программа не сработала не потому, что была плохой, а потому, что было безобразное исполнение. Средства исчезли раньше, чем она начала работать. Между тем в ряде европейских стран такая программа действует — и очень эффективно. Сами собаки ведь ничего не расскажут, они могут только терпеть, ждать и надеяться. Если мы не вмешаемся в этот процесс, не будем иметь права его контролировать, животные будут страдать. Мы просто обязаны их защитить.

 

 

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
КОММЕНТАРИИ
ВСЕ ПОРОДЫ собак
ОТ А ДО Я
Размер
РАСШИРЕННЫЙ ПОИСК