ЗООМИР
zoomir.ru
ЗООМИР
Мой друг собака
Блоги
Елена Поцелуева
Вход для зарегистрированных пользователей
ЗАРЕГИСТРИРОВАТЬСЯ
Войти через
НАВЕРХ
Питомники


Персона месяца
Николай Валуев: «Мой Йети – путешественник с рождения!»
Чемпион мира по боксу и депутат Госдумы РФ Николай Валуев совмещает в своей жизни многое, что...
читать далее
Звёздные питомцы от А ДО Я
Истории о собаках
ВСЕ ИСТОРИИ

Наталия Червякова

ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ

Хотите рассказать историю о своей собаке?
20.04.2015    0    1619   
Блоги

Елена Поцелуева

Кинолог, владелец п-ка чукотских ездовых собак «Полярная звезда\Унпенер». Спортсменка, путешественница, оператор, фотограф, автор книг и статей о ездовых собаках

Родилась в 1971 г. в Москве. В 1980-х пришла заниматься в Клуб юных собаководов имени Н,Ф,Карацупы по руководством Л. Шерешевской – одного из ведущих кинологов СССР. Там же, в КЮСе, в 1994 г. начала работать в должности педагога дополнительного образования по дрессуре собак.

В 1995 г. увлеклась упряжками. В 1998 г. основала собственный питомник «Полярная звезда\Унпенер» основной породой которого стали чукотские ездовые собаки, которые с момента создания работали в детских программах, в том числе с детьми с ограниченными возможностями. Несколько лет дети, занимавшиеся в «Полярной звезде», выигрывали большинство московских и региональных гонок. Упряжки чукотских собак из «Полярной звезды» снимались в фильме «Олигарх» Павла Лунгина и др.

В начале 2000-х Елена стала кинологом Трансконтинентальной экспедиции французского путешественника Жиля Элькема. Автономная одиночка протяженностью 12 000 получила Золотую медаль французского Географического общества. При запуске последнего, самого сложного этапа, Елена зимовала на побережье Чукотки в заброшенной воинской части, позднее показанной в фильме А.Попогребского «Как я провел этим летом». Поцелуева – оператор двух из пяти фильмов серии, сделанной об экспедиции Элькема по заказу французского телевидения. Фильмы получили несколько международных наград.

В 2007 г. учувствовала в разработке и запуске детского трекингового лагеря «Большое Приключение» Шпаро. По итогам сезона 2012-13 первой среди российских спортсменок вошла в верхнюю десятку итогов Кубка Мира на средние дистанции. Два сезона, 2006-07 и 2013-14 провела на экспедиционном кемпе в финской Лапландии, тренируя собак и работая с туристами.

В 2002 г. стала основным автором книги «Ездовые собаки». Автор первой в России программы по обучению детей и подростков гонкам на собачьих упряжках. Имеет благодарности Правительства Москвы за работу с ездовыми собаками на массовых мероприятиях (в том числе с участием детей-инвалидов), Пограничной службы России и др. Автор множества тематических статей по ездовому собаководству и педагогике.

В настоящее время имеет питомник из 25 чукотских собак, работающих в экспедиционных и детских программах, и линию аляскинских хаски, для гонок на самых длинных дистанциях.

Четвероногие герои Чукотки

 

Собаки и самолеты

В XX век чукотские собаки вступили полноправными участниками северной жизни: никому в эти годы и в голову не пришло бы сомневаться в надобности ездовой собаки в северном хозяйстве. В регулярных отчетах по переписи населения, самый ранний из которых датируется 1915 годом, на 4–5 тысяч прибрежного населения полуострова приходится 5–7 тысяч ездовых собак. Быстро восстанавливается до прежнего количества поголовье и после эпидемии западного побережья в 1933–34 годах, когда собак на ярангу оставалось по одной-две.
 


Шлейка национального типа из шкуры нерпы


Даже появившиеся на побережье самолеты могли летать только благодаря обслуживанию собачьими упряжками. Первый опыт этого взаимодействия состоялся зимой 1929–30 гг. Тогда на вынужденную зимовку в 6 км от мыса Шмидта (тогда еще Северного) был остановлен льдами пароход «Ставрополь», возвращавшийся с Колымы. Неудачное место зимовки вызывало опасение за благополучный выход из-за льдов и ставило под угрозу не только жизни его экипажа, но и около 30 пассажиров, среди которых было трое детей.

Из состава якутских авиалиний было выделено два самолета (пилоты М. Слепнев и В. Галышев с экипажами), которые были доставлены ледорезом «Литке» в бухту Эмма залива Креста на восточном берегу Чукотского полуострова. Для того, чтобы создать временную базу в Колючинской губе, потребовалось 200 собак, 20 каюров и организация маршрута в 1500 км без возможности найти по дороге какую-то еду для собак. Вылеты самолетов отложили до окончания полярной ночи 17 января. И в это время спасательная экспедиция приобрела двойной характер…

 


Самолет Слепнева в Ванкареме


Нарты национального типа


Дело в том, что рядом со «Ставрополем», но в более безопасном положении зимовала шхуна «Нанук» известного американского торговца Свенсона. В самой зимовке не было ничего особенного, в эти годы у северного побережья Чукотки кто-нибудь да застревал, но на шхуне был весь сезонный груз выторгованных мехов, и Свенсон торопился к началу пушного аукциона на Аляске. Потеря в деньгах была бы настолько существенна, что он был готов заплатить за вывоз меха американскими самолетами и встретил понимание в этом вопросе у Советского правительства. Первый рейс прошел успешно, во время второго самолет под управлением Эейлсона, опытнейшего полярного летчика, совершившего беспосадочный перелет с мыса Барроу до Шпицбергена и работавшего на зимовке в Антарктиде, пропал без вести. Американцы получили разрешение на поиски пропавшего с воздуха, но до самого момента обнаружения разбившегося у Амгуэмы самолета не верили в его гибель. Чукотский климат показал свой характер, и М. Слепнев, которому пришлось помогать американским коллегам, в своих воспоминаниях называет четырехчасовые попытки оживить мотор на ветру в такой мороз «адской работой». Именно на российских авиаторов легла теперь двойная работа. Они принимали участие в поисках погибших американцев и вывозили пассажиров «Ставрополя». Собачьи упряжки занимались обеспечением работы самолетов и людей и вывезли с парохода пассажиров, не отважившихся на перелет в арктических условиях. В своем рассказе об этих событиях Слепнев особо теплые слова посвящает двум поразившим его на побережье Чукотки особенностям – отсутствию воровства и обеспечение кормом упряжек гостей.
 


Кымгыт – рулет из моржа – пища ездовых собак уже много столетий


В тридцатом же году с мыса Шмидта была вывезена последняя официальная партия ездовых собак, принявшая активное участие в создании породы сибирский хаски. В литературе по истории породы эта группа называется «привозом Рикер» («Elisabeth Ricker 1930 Ryrkaypiy North Cape, 8 dogs»). Но благополучно прибыло к новым владельцам только три собаки, и из них две встречаются сейчас в родословных почти всех существующих сибирских хаски. Это Tserko и голубоглазый Kreevanka.
 

   
Tserko и Kreevanka


Операция по спасению челюскинцев в 1934 году шла уже по отработанной схеме, с участием тех же Слепнева и Галышева. Масштабы были побольше, ситуация развивалась остро: пароход «Челюскин» затонул, и люди два месяца продержались на льду. Масштабы спасработ поразительны. По воспоминаниям начальника погранзаставы бухты Лаврентия, члена чрезвычайной тройки по спасению челюскинцев, Андрея Небольсина в Ванкарем горючего завезли на собаках примерно тонн шесть и тонны полторы масла. Так как подходящей льдины под аэродром в окрестностях лагеря терпящих бедствие не оказалось, в один из первых полетов туда была доставлена лучшая упряжка собак – для подвоза к самолету больных людей. Всего в эвакуационных работах приняло участие около тысячи собак. Некоторые из них пробежали 13 000 километров, например собаки двух братьев Тынано и Тынале с мыса Сердце-Камень, упряжки Высетегина из селения Тунытлин, Атыка из Уэллена и других. У тех, кто пробежал поменьше, среднее расстояние было порядка 3 000 км. В заключение Небольсин пишет: «Конечно, такая работа сильно отразилась на здоровье собак. Обычно производившиеся 1 мая бега на розыгрыш первенства на этот раз пришлось отложить. На первенство, между прочим, претендовал и я со своей упряжкой. Да вот сорвалось!..» 

 

Великая Отечественная на Чукотке

Две эти истории хорошо показывают прямую зависимость обслуживания самолетов от упряжек. Для двух самолетов потребовалось 200 собак, а для челюскинской истории – уже около тысячи. Это дает нам некоторые представления об объемах работы, выполненной ездовыми собаками во время Великой Отечественной войны, при обслуживании аэродрома в Уэлькале. Все сведения об четырехлетней работе по перегону с Аляски, по трассе Алсиба, самолетов, общее количество которых приближается к восьми тысячам, и сейчас не полностью рассекречены и выложены в доступ. 8 000 самолетов – это 16 000 взлетов-посадок (в Уэлькале менялся их экипаж и заправлялось горючее); одна заправка бомбардировщика – это десяток бочек бензина: небольшие самолеты брали для дальнего перелета дополнительные подвесные баки горючего. А разогрев мотора и салона самолета – на него иногда уходило по несколько часов! А сама постройка аэродрома за 10 месяцев чукотской зимы вместо 4–5 лет, уходивших на ту же работу в мирное время! Все эти работы включали в себя труд тысяч чукотских собак. И уже не кажутся смешными оправдания о «не выполнении плана по воспроизводству собак» в одном из военных отчетов Тихоненко. И становится понятно, для какого «фронта», да даже без кавычек, сдавали на Чукотке оленину. Поголовье собак в Чукотском районе в эти годы не опускается ниже пяти тысяч при максимальном количестве в 1942 году в более чем 8 000 голов. Через аэродром в Уэлькале прошло не только тысячи самолетов, но и 17 322 пассажира, включая послов СССР М.М. Литвинова и А.А. Громыко и вице-президента США Генри Уоллеса. Одной дипломатической почты было перевезено 187 тонн, не говоря о других грузах! В штат аэродромов было официально разрешено включать определенное количество «вольнонаемных», но если фотографии летчиков все давно опознаны и вывешены на всеобщее обозрение, то фото и имена каюров мы вряд ли можем надеяться узнать. А о четвероногом транспорте не осталось даже воспоминаний… Только понимание того, что такая масса грузов никак не может перемещаться по побережью Чукотки иначе как на собачьей упряжке. Участие в исполнении сверхсекретной задачи Алсиба как-будто поставило крест на всемирной славе ездовых собак Чукотки. После ВОВ о них было уже мало что известно и в самом СССР и во всем мире. Но в преддверии 70-летия великой Победы нельзя не вспомнить об этих надежных товарищах, и в военные годы разделявших с человеком трудности сурового быта Арктики, о ездовых собаках Чукотки!
 


Русские летчики Алсиба на Аляске

 

 

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
КОММЕНТАРИИ